COVID-19: Контрактные обязательства, Форс-мажор и доктрина Фрустрации в Кипрском праве.

COVID-19: Контрактные обязательства, Форс-мажор и доктрина Фрустрации в Кипрском праве.

Вступление

Недавняя вспышка Covid-19, которую Всемирная организация здравоохранения классифицировала как пандемию, выдвинула на передний план важные проблемы для бизнеса. Заболевание оказывает глубокое влияние на функционирование предприятий и на возможность исполнения обязательств по существующим договорам. 

В целом, сторона договора не может быть освобождена от исполнения своих договорных обязательств, и она потенциально ответственна перед контрагентом за их неисполнение. Однако, сценарии, подобные тому, который мы сейчас наблюдаем, могут привести в действие также и следующие две правовые концепции:

(1) концепцию форс-мажора 

(2) концепцию фрустрации

В последующем анализе эти две концепции рассматриваются с точки зрения действующего в настоящее время кипрского законодательства. Поскольку эти понятия могут интерпретироваться и применяться по-разному в разных юрисдикциях, регулирующее право соответствующего договора будет иметь решающее значение. Заинтересованным сторонам рекомендуется обращаться за юридической консультацией и рекомендациями по этому поводу в юридическую фирму соответствующей компетенции. 

Условия форс-мажора могут быть применены на Кипре в случаях, когда имеют место обстоятельства непреодолимой силы, влияющие на способность одной из сторон по договору исполнить свои обязательства. Однако важно отметить, что концепция форс-мажора требует наличия в договоре соответствующей статьи. Следовательно, применение концепции зависит от четкости условий, прописанных в договоре в статье о форс-мажоре. Пункт о форс-мажоре в определенной степени может освободить одну или обе стороны от исполнения контракта при наступлении события непреодолимой силы. Поэтому, таковая сторона не будет нести ответственность за неисполнение своих обязательств по договору.

С другой стороны, при отсутствии в договоре оговорки о форс-мажоре, появление внешних, независящих от воли сторон и непреодолимых обстоятельств может дать сторонам основания прибегнуть к доктрине Фрустрации. В частности, это тот случай, когда подобное событие делает физически или коммерчески невозможным для стороны договора выполнение своих обязательств по нему, или когда оно трансформирует обязательство к исполнению в радикально отличное от того, которое принималось на момент заключения договора.

Форс-мажор

В юрисдикциях прецедентного права, к которым относится и Кипр, гражданско-правовая концепция форс-мажора применялась без формального определения и единообразной трактовки. Через многочисленные фиксации в договорах сложился конкретный список форс-мажорных событий, которые стали считаться обстоятельствами непреодолимой силы, таких как война, забастовка, бунт, ураган, наводнение и т. д. В контракты обычно включается оговорка уточняющая, что любой список перечисленных событий не является исчерпывающим. 

Сторона, апеллирующая к положению о форс-мажоре, должна быть готова доказать, что:

(1) произошедшее событие попадает в перечень статьи о форс-мажорных обстоятельствах; и

(2) произошедшее событие негативно повлияло на исполнение обязательств в степени, предусмотренной соответствующей статьей (например: предотвратило, или затруднило их исполнение, в точном соответствии с формулировками пункта о форс-мажоре).


Последствия для сторон, при признании произошедшего события форс-мажором, будут полностью определяться мерами правовой защиты, которые прямо предусмотрены положением о форс-мажоре в соответствующим договоре. 

Средства правовой защиты в случае наступления форс-мажора, как правило, включают в себя продление времени, предусмотренного для выполнения договорных обязательств, или приостановление исполнения договора на срок действия события форс-мажора (таким образом по умолчанию избегается риск автоматического прекращения контракта).

Covid-19 & Форс-мажор

В соответствии с вышеизложенным, первый вопрос, которым следует задаться, подпадает ли Covid-19 конкретно, или пандемия в целом под определение события форс-мажора в соответствующей статье договора, или имело ли место решение правительства или административное действие, препятствующее исполнению обязательств, которое выражалось в формулировках политического вмешательства, какие обычно включаются в определение форс-мажора (то есть: правительственные приказы соблюдать карантин, обязательное закрытие предприятий, запреты/ограничения на поездки и т. д.).

Во-вторых, должно быть установлено, что выполнение конкретного контракта стало невозможным или было затруднено (по условиям соответствующего пункта) именно в результате форс-мажорных обстоятельств (то есть пандемии, карантина, запретов/ограничений на поездки и т. д.).

В-третьих, следует внимательно отнестись к возможности наличия в соответствующем пункте договора каких-либо дополнительных ограничений. (например договор может предусматривать, чтоб сторона, объявляющая форс-мажор, уведомляла другую сторону и т.д.). Наконец, сторона, которая ссылается на форс-мажор, обязана предпринять все разумные усилия для преодоления возникших обстоятельств.

Фрустрация

Принято считать, что фрустрация (разочарование) возникает в тех случаях, когда обязательство по контракту становится неисполнимым, поскольку сложившиеся на момент исполнения обстоятельства, превращают результат исполнения в радикально отличный от того, который предусматривался изначально.

В таком случае событие фрустрации должно:

  • Произойти уже после заключения договора; и
  • Быть настолько значимым, чтоб закон расценил его как подрывающее основы договора, и полностью выходящее за рамки того, что предполагалось сторонами при заключении договора; и
  • Возникать не по вине какой-либо из сторон; и
  • Делать дальнейшее исполнение невозможным, незаконным или радикально отличным от того, что предполагалось сторонами на момент заключения договора.

Доктрина фрустрации отражена в кипрском законодательстве в статье 56 (2) Закона Кипра о Договорах (Cap. 149), которая в частности гласит, что:

«соглашение на совершение действия, которое после заключения договора  по какой-либо причине (которую не мог предотвратить должник) становится невозможным или незаконным, будет считаться ничтожным с момента,  когда таковое действие стало невозможным или незаконным.»

В то время как кипрская доктрина фрустрации вытекает из нормативного акта, толкование этой доктрины кипрскими судами по духу аналогично фрустрации в прецедентном праве.

Доктрина фрустрации применяется исключительно судами. Это означает, что даже разочарование в контракте у обеих сторон не ведет к фрустрации договора. Аналогично, увеличение расходов не является основанием для фрустрации. Контракт не признается фрустрацией только из-за того, что изменились обстоятельства, в которых он был заключен.

Кроме того, общепринято, что суды не освобождают стороны от исполнения обязательств только потому, что их исполнение стало обременительным из-за непредвиденных обстоятельств. Доктрина обычно применяется тогда, когда контракт становится невозможным для исполнения по причине отсутствия того положения вещей, которое явилось предпосылкой для его заключения. 

Стоит также упомянуть, что в тех случаях, когда стороны включили в договор положение об обстоятельствах форс-мажора, которое покрывает подобную ситуацию, это может быть расценено как явное намерение сторон принять риск на себя и, как следствие, предотвратить применение концепции фрустрации.

Если возникшие обстоятельства не приводят к признанию фрустрации договора, сторона, обязанная исполнить свои обязательства, но не исполняющая их, нарушает договор. Напротив, если контракт признаётся фрустрацией, он автоматически дезавуируется, а стороны освобождаются от дальнейшего исполнения своих обязательств. Поскольку договор признается ничтожным, то любое лицо, получившее какое-либо преимущество по этому договору или соглашению, обязано вернуть полученное, или выплатить компенсацию тому лицу, от которого данное преимущество было получено (ст. 65 Закона Кипра о Договорах, Cap. 149).

Фрустрация & Covid-19

Хотя обстоятельства, при которых можно апеллировать к фрустрации, весьма узки, не исключено, что возникнут ситуации, связанные с Covid-19, которые приведут к фрустрации контрактов. Это зависит от индивидуальных обстоятельств каждого случая, включая степень негативного воздействия Covid-19 на исполнение обязательств. 

Пример: Договор Аренды

Работа таких предприятий, как например магазины, рестораны и кафе в результате Covid-19 ожидаемо пострадает, или их принудительно закроют. Если помещения, используемые для такого бизнеса, являются помещениями взятыми в аренду владельцем предприятия у другой стороной, для арендатора было бы разумным заинтересоваться, а несет ли он/она обязательства по уплате аренды в период приостановки или принудительного закрытия его/ее бизнеса из-за Covid-19?

По общему правилу, арендатор не должен освобождаться от своих обязательств уплаты аренды, разве только в его арендном договоре содержится пункт о форс-мажоре, который освобождает его от такой обязанности. Статья о форс-мажоре должна предусматривать возможность того, что арендатор будет не в состоянии использовать помещение по назначению из-за события форс-мажора (будь то Covid-19 или принудительное закрытие).

В отношении фрустрации, хотя фрустрация и может быть технически применима к арендным отношениям, на практике это очень трудно реализуемо. При изучении такой возможности следует принимать во внимание условия договора и фактическую подоплеку конкретного случая, в том числе оценку того, насколько Covid-19 или принудительное закрытие бизнеса сделали исполнение обязательства арендатора радикально отличающимся от того, что предусматривалось сторонами в момент заключения договора аренды.

В целом очевидно, что все больше и больше стран вводят защитные меры и ограничения для борьбы со вспышкой Covid-19, и предприятия могут оказаться в ситуации, когда они сами, или их контрагенты вынуждены бороться за соблюдение своих договорных обязательств.

Контрагенты в кипрской юрисдикции могут задаться вопросом: как им оградить себя от последствий неисполнения своих договорные обязательств? Положение о форс-мажоре и доктрина фрустрации как раз актуальны. Однако, хотя оба пути имеют высокие шансы на успех, сторонам все же следует получить обстоятельную индивидуальную консультацию, прежде чем следовать одному из них.

 

Михалис Замбиринис

Старший Юрист.

Теги закон Кипра принудительное закрытие бизнеса правовые концепции прецедентное право Кипрское право доктрина Фрустрации Форс-мажор пандемия COVID-19
Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.

Все материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством.

Адрес:
12, Демосфени Севери Пр., 6-й этаж, офис 601, 1080 Никосия, Кипр.
Почтовый адрес: а/я 24638, 1302 Никосия, Кипр